Почему Вологодчина теряет славу молочного региона России

KPRF-NG-Logo

Вологодская область теряет молочную отрасль, которой всегда гордились вологжане. Дойное стадо уменьшилось до 65 тысяч голов, сегодня на 18 жителей приходится одна буренка, в советское время все было с точностью наоборот. Почти все крупные молокозаводы   прошли или находятся в процедуре банкротства. Многие обрели других хозяев, а некоторые виды популярной продукции местных производителей постепенно исчезают с прилавков.

Наша газета уже рассказывала о проблемах Учебно-опытного завода им. Верещагина, который был включен Росимуществом в план приватизации на 2015г. И только большая шумиха, поднятая общественностью и СМИ заставила губернскую власть просить федеральное ведомство снять производителя знаменитого «Вологодского масла» с торгов. Напомним, что ситуацию взяли под контроль депутаты ГосДумы от фракции КПРФ, побывавшие на предприятии в мае этого года.

Не менее известный качеством своей продукции Грязовецкий завод ОАО «Северное молоко» в последнее время только и делает, что переходит из рук в руки. В настоящее время контрольным пакетом акций   предприятия владеет компания «Невские сыры», которая с порога заявила о новом направлении в деятельности   молкомбината в связи с переходом на производство мягких и рассольных сыров типа «Фета». Правда ни автор этих строк, ни мои знакомые   пока не встречали «Фету» под маркой «Северного молока» на прилавках вологодских магазинов. А вот вкуснейшее «Вологодское масло» от этого производителя исчезло. Злые языки утверждают, что технология производства мягкого сыра позволяет использовать пальмовое масло вместо молока. С Вологодским маслом такой финт не пройдет, ведь качество этого продукта нужно ежегодно подтверждать. Впрочем, это всего лишь слухи, а слухам не всегда можно верить.

Не избежал процедуры банкротства и знаменитый на всю страну вкусной сгущенкой ОАО «Сухонский молочный комбинат». Через конкурсное производство два года назад прошел старейший маслозавод в Тотьме.

У Вологодского молочного комбината сегодня тоже много проблем, но жадным до брендовых активов толстосумам это предприятие оказалось не по зубам. Мешает форма собственности предприятия. Вологодский молкомбинат – это народный кооператив, поэтому уговорить собственников, работающих на себя, а не на дядю продать свои акции, пока никому не удалось.

Совсем другое дело, если акциями владеет один человек или небольшая группа собственников. Отнять такое предприятие не составляет труда. Так и получилось с Череповецким молкомбинатом….

Предисловие

Череповецкий молочный комбинат (ОАО «ЧеМол») выставлен на продажу. Действующее производство, способное перерабатывать до 80 тонн сырого молока в сутки, распродается единым лотом с молотка. Такова воля кредиторов — банков с государственным участием: «Сбербанка России», Банка «ВТБ» и «Россельхозбанка .

Что же произошло? Почему уважаемые кредитные учреждения, которые еще недавно охотно поддерживали и финансировали проекты акционеров мокомбината, резко поменяли   тактику поведения. А   долголетнее взаимовыгодное сотрудничество сменилось   информационными и судебными войнами.

Что было…

«ОАО ЧеМол» имеет славную 80-летнюю историю, свою родословную ведет от Череповецкого маслозавода. В период массовой приватизации комбинат акциони ровался в ОАО. В конце 90-х годов основной пакет акций предприятия (95%) приобрел череповецкий предприниматель Игорь Платонов, который фактически и стал его собственником.   До 2012 года «ЧеМол» работал стабильно, прирастал активами, вырос в серьезный агропромышленный холдинг.

Кроме молкомбината, в состав компании вошли ЗАО «Шухободское» в Череповецком районе, ООО «Согласие» в Белозерском районе, ООО «Андроново» в Кадуйском районе, а также база отдыха «Верхняя рыбинка» на берегу Рыбинского водохранилища. Присоединение сельхозпредприятий позволило защитить молкомбинат от неизбежных проблем с поставкой сырья, а строительство современной загородной базы и вопрос организации отдыха сотрудников и их семей.

Советом директоров ОАО «ЧеМол» была разработана серьёзная инвестпрограмма по модернизации производства, приобретению новых технологий, замене устаревшего оборудования на более современное. Благодяря этому предприятия холдинга уверенно пережили кризис 2008 года. Одним из ярких доказательств успешной работы менеджмента стало получение лицензии на производство знаменитого «Вологодского масла», многочисленные дипломы за высокое качество продукции на престижных всероссийских конкурсах АПК. Ассортимент продукции расширялся и к 2012г. насчитывал уже около 8 десятков наименований. Росла зарплата, создавались новые рабочие места. Продукция с маркой «ЧеМол» пользовалась неизменным спросом у череповчан, охотно ее брали и в соседних областях. Конечно, для развития в таких масштабах нужны были немалые средства. На помощь пришли кредиторы.

По словам Игоря Платонова всего было получено 530 млн. рублей заемных средств.   Сбербанк предоставил 450 млн. руб, ВТБ — 43 млн.руб, РСХБ — 37 млн. руб. Акционер хранит все документы, подтверждающие, что кредиты были потрачены строго по назначению. 80 млн. рублей пошло на приобретение производственного оборудования и линий переработки отечественного и импортного производства при реконструкции молкомбината, 160 млн. рублей потрачено на приобретение поголовья, увеличение площади с/х угодий, реконструкцию животноводческих ферм ЗАО «Шухободское«, 130 млн. руб. — на приобретение с/х техники, оборудования и реконструкцию животноводческих ферм в ООО «Согласие» и в ООО «Андроново«.   Почти в 100 млн. руб. обошлось строительство базы отдыха «Верхняя рыбинка» на Рыбинском водоохранилище. Платонов утверждает, что все эти проекты были одобрены кредиторами и финансировались под их неусыпным контролем.

И что стало…

Беда пришла откуда не ждали. Подножку поставили не конкуренты, а кредиторы, казалось бы кровно заинтересованные в стабильной работе заемщика. Первым в атаку пошел «Россельхозбанк», который летом 2012г. прекратил рефинансирование выданных ранее кредитов, более того начал списывать денежные средства со счетов сельхозпредприятий, и с ОАО «ЧеМол«, как поручителя. Это привело к снижению оборотного капитала и ухудшению финансового состояния холдинга.

Александр Гамичев

Дальше больше. Весной 2013 г. управляющий Вологодским отделением №8638 «Сбербанка России» Олег Тихомиров дал прямое указание Платонову, как собственнику, обратиться с заявлением   в Арбитражный суд Вологодской области о признании ОАО «Чемол» банкротом.

На должность Арбитражного управляющего г-н Тихомиров предложил печально известного в предпринимательских кругах Александра Гамичева. Известного тем, что в 60-ти случаях процедуры, которые осуществлял Гамичев по так называемому оздоровлению, привели к банкротству предприятий.

Арбитражный суд утвердил его кандидатуру. По рекомендации г-на Гамичева были назначены управляющие и на попавшие под процедуру банкротства ЗАО «Шухободское», ООО «Согласие» и ООО «Андроново». Предприятия продолжали работать, арбитражные управляющие появлялись на них время от времени, слабо вникая в производственные проблемы.

Да и сам Александр Иванович вместо объективного анализа финансового состояния ОАО «Чемол«, решения вопросов о продолжении деятельности предприятия, поиска потенциальных инвесторов, вариантов реализации залогового имущества и непрофильных активов, а главное подготовки мирового соглашения с кредиторами все свои силы и время тратил на поиски доказательств преднамеренного банкротства предприятия собственником. И ведь нашел! Это послужило основанием для возбуждения первого уголовного дела против Игоря Платонова по ст.196 УК РФ (преднамеренное банкротство по факту). Счет был открыт…

Хочу дам, хочу отниму

Не удивительно, что Сбербанк, как основной кредитор,   тут же изменил свои первоначальные намерения и договоренности по оздоровлению ОАО «ЧеМол», потребовав срочно выплатить значительную сумму основного долга по кредиту. Иначе все имущество, находящееся в залоге у банка,   пригрозили продать с молотка: комплекс зданий, оборудование, технику, скот, землю.   Понятно, что одномоментно изъять деньги, вложенные в производство, акционер не смог. И тогда внеочередное собрание кредиторов принимает решение о введении на ОАО «ЧеМол» конкурсного производства. Фактически это означало ликвидацию предприятия и продажу имущества с торгов.   Управляющий Вологодским филиалом СберБанка г-н Тихомиров и конкурсным управляющим предлагает назначить Александра Гамичева. Какие отношения объединяют этих несвязанных непосредственной производственной деятельности господ, остается только гадать.

А тем временем на должности заместителей директора, помощника конкурсного управляющего и финансового директора молкомбината назначаютсяся люди из команды Гамичева, в основном силовики в отставке. Для большей лояльности им устанавливают зарплату гораздо выше, чем была у сотрудников, уволенных с   аналогичных должностей. Информация о показателях работы предприятия, заключаемых договорах и расходовании денежных средств до кредиторов  доводилась частично. Все делалось в обстановке величайшей секретности.

Клиент скорее мертв, чем жив

С момента введения конкурсного производства на предприятиях холдинга начались   проблемы с выплатой заработной платы. Дело дошло до того, что против А.Гамичева было возбуждено уголовное дело по факту задержки заработной платы. Объемы переработки молока резко упали, сейчас предприятие загружено всего на 9% . Коллектив лихорадит, люди увольняются. Летом 2014 года закрыли и базу отдыха в «Верхней рыбинке», 50 человек потеряли работу.

База, в строительство которой было вложено почти 100 млн. руб. находится в залоге у Сбербанка. Новый арендатор для нее так и не найден, консервация объектов не произведена. Дорогостоящее имущество и оборудование растаскивается, ржавеет, а кредиторы терпят убытки. Все предложения акционера о продаже базы отдыха как непрофильного актива, Сбербанком игнорируются. «Вместо оздоровления получилось удушение нормально работающего бизнеса», — с горечью говорит Игорь Платонов.

Главное процесс, а не результат

Одновремено в Череповце пышно расцветает кампания по формированию негативного общественного мнения против основного акционера и Совета директоров ОАО « ЧеМол». Череповецкие СМИ запестрели заказными материалами о непрофессональной деятельности прежнего руководства предприятия. Сообщалось о выводе акционером 360 миллионов рублей через дочерние фирмы, о том, что все проблемы молкомбината от неэффективного менеджмента, — рассказывает Игорь Платонов. – Всеми способами дискридитировали, видя в нас   возможное препятствие готовящейся незаконной реализации имущества ОАО «Череповецкий молочный комбинат».

«При этом заказчики травли умолчали, что среди дочек ЧеМола нет подставных фирм. В списке получателей кредитов значатся только предприятия холдинга, включая поставщиков молока, транспортные компании по доставке сырья и развозу готовой продукции. Не объяснили коллективу, что указанные суммы, по сути, являлись инвестициями в развитие этих предприятий». К слову, не только банки, но и сам Платонов, как собственник, вкладывал в свои активы немалые личные средства. Почему- то это не принималось во внимание. Как и тот факт, что все это время команда Платонова искала инвесторов.

«Мы понимали, что без дополнительного инвестирования комбинату не выжить. Нужен партнер, который выведет на рынки Москвы, Санкт-Петербурга, поможет зайти в федеральные сети»,- говорит Игорь Николаевич.

Действительно, произвести продукцию сегодня гораздо легче, чем сбыть. Наконец, компания БАГИ — крупнейший дистрибьютер федерального уровня, проявила   интерес к череповецкому молоку. Инвестор предложил взять производственные мощности в аренду, перевести коллектив молкомбината в штат своего предприятия, чтобы выплачивать зарплату и налоги, пополнить оборотные средства, как минимум на 100 миллионов рублей, заключить мировое соглашение с кредиторами и прекратить процедуру банкротства. Тем самым удалось бы сохранить трудовой коллектив, постепенно рассчитаться с кредиторами, а холдингу выжить. Однако, уже второй год инвестора не пускают на предприятие, все его предложения упорно игнорируются конкурсным управляющим и основным кредитором.

«Я не цепляюсь любой ценой за предприятие, в которое вложил много сил и средств. Готов уступить его за символическую цену добросовестному инвестору, — утверждает Игорь Платонов. — Мне жаль коллектив, с которым породнился за 15 лет совместной работы, ведь люди стали заложниками узаконенной аферы. Весь ход событий двух последних лет свидетельствует, что истинной целью конкурсного управляющего при попустительстве руководителей Вологодского отделения №8638 «Сбербанка России» является не сохранение коллектива и предприятия, социально значимого для жителей города Череповца и Вологодской области, а достижение своих корыстных интересов, выражающееся в распродаже активов по заниженной цене и с явной коррупционной составляющей».

Рейдерский захват под прикрытием закона?

По словам Платонова балансовая стоимость имущества ОАО «Чемол» составляет 756 млн. рублей. Однако, конкурсным управляющим она была занижена более чем вдвое и по его оценке составила всего 350 млн. Заметим, долг одному Сбербанку превышает 420 млн. руб. Если торги пойдут с еще большим понижением цены, что же получится  в сухом остатке? Возможно заказчики и исполнители этой аферы и выиграют, а вот государство точно проиграет. Вырученных в ходе продажи средств явно не хватит, чтобы погасить выданные кредиты. Вся недостача будет списана на банковские убытки.

«Хотя на «Чемоле» идет процедура банкротства, я остаюсь его собственником, — поясняет Игорь Платонов. Как собственник я заинтересован сохранить предприятия, не сдавать оборудование в металлолом, а скот резать на мясо. Это может произойти, если комбинат начнут продавать по частям. Поскольку все мои обращения к властям Череповца и области разбиваются о глухую стену молчания, считаю, что происходит   узаконенный рейдерский захват моего бизнеса».

Платонов и его единомышленники не теряют надежды спасти холдинг и не сдаются. Знакомятся с материалами уголовных дел, возбужденных без достаточных на то оснований. Разоблачают сфабрикованные для введения в заблуждение следствия документы, доказывают факты давления на свидетелей.   Они продолжают отстаивать в Арбитражном суде свои законные требования и бороться с противоправными действиями конкурсных управляющих.

От редакции: 20 августа 2015г. прошли первые электронные торги по продаже имущественного комплекса ОАО «ЧеМол». Они признаны не состоявшимися по причине единственного участника. В качестве покупателя заявилась фирма, специализирующаяся на торговле недвижимостью и риэлторских услугах. Не правда ли этот вид деятельности очень далек от производства молока и сметаны?

Комментарий в тему лидера вологодских коммунистов, руководителя фракции КПРФ в ЗСО А. Н. Морозова.

Вологодские коммунисты возмущены бездействием властей Череповца и области по сохранению старейшего предприятия области. Нам не понятно, какими причинами руководствуются те, кто упорно добиваются продажи череповецкого молкомбината. Коллективу предприятия и общественности внушают, что в результате торгов молкомбинат якобы обретет нового, более эффективного собственника. Однако есть все основания сомневаться в этом.

Думаю, что площадка ОАО «Чемол» кому то приглянулась как   удобное место с развитой инфраструктурой и коммуникациями, где можно построить жилой комплекс — именно это произошло в   Вологде на месте бывшей мебельной фабрики или возвести новый торговый центр. Можно использовать производственные цеха под склады. Ведь недаром конкурсный управляющий намеревался продавать имущественный комплекс предприятия по частям. Но даже реализация активов предприятия единым лотом не гарантирует его дальнейшую работу. Ведь торги объявлены без обременения, т.е.  сохранения профиля предприятия и обязанностей покупателя активов трудоустроить коллектив.

Новый собственник вполне законно может распродать приобретенные активы предприятия по частям. Дальнейшая судьба молкомбината и трудового коллектива уже не будет волновать ни конкурсного управляющего, ни банки кредиторы. Передел собственности продолжается при молчаливом попустительстве руководства области. Все этапы разорения действующих предприятий практически похожи, и фигурируют в подобных заказных кампаниях одни и те же фамилии «ликвидаторов». Когда речь идет о судьбах сотен простых тружеников, которые могут быть выброшены на улицу, властям не гоже заявлять, что они не могут вмешиваться в споры хозяйствующих субъектов.

Можно и нужно вмешиваться. На то она и власть, чтобы защищать своих граждан. Видимо ничему не научила история с взбунтовавшимися жителями Пикалево, когда сам В.Путин вынужден был напомнить зарвавшимся спорщикам, что интересы бизнеса не должны создавать угрозу социальной стабильности. И еще. На примере череповецкого молкомбината, мы в очередной раз убедились, что громкие заверения руководства области и г. Череповца о поддержке местных производителей, о создании для них приоритетных условий –это пустые разговоры. Всего лишь сотрясение воздуха и не больше.

В качестве посткриптума

Не сомневаемся, что с уходом ЧеМола его нишу на рынке быстро займут конкуренты.  Череповчане конечно не останутся без молока и кефира, сметаны и   творога. Жаль, если в город, потерявший своего производителя молочки, нагрянут варяги из других регионов, которые не гнушаются «бадяжить» цельномолочную продукцию пальмовым маслом и химическими консервантами.

Грустно, что предприятие с 80-летней историей может быть ликвидировано, что потеряют работу почти тысяча человек, что бюджет недосчитается 150 млн. руб. налогов, ежегодно поступавших от предприятий холдинга.

А еще потеряют силу все разработанные специалистами ЧеМола ТУ, сертификаты, лицензии, допуски. Утратится право на производство «Вологодского масла», которое комбинат добивался   несколько лет. В конечном итоге продолжение торгов приведет к неизбежной остановке комбината и его постигнет та же судьба, что и «Вологодский текстиль», «Красавинский льнокомбинат», череповецкий завод ЖБИК и многих   других гигантов советской индустрии, превращенных ревностными слугами рыночной экономики в груды металлолома.

На очереди молочная отрасль?

Людмила Букша
04.09.2015

You may also like...

1 Response

  1. Мира Ким:

    Коровники разрушены, стоят бетонные стены. Но и их не дают реконструировать желающим ИП.голь перекатная .это знаю из личного разговора с ген.директором компании по производству перепелиных яиц.у человека есть деньги..так в чем дело??наведите порядок пожалуйста.

Добавить комментарий