Медики в долговой яме

Кредиторская задолженность государственных больниц и поликлиник составляет более 530 миллиардов рублей.

Эти цифры шокируют. Может ли нищий задолжать сотни миллиардов? Где эти миллиарды? Это они пошли на покрытые плесенью стены и потолки провинциальных больничек и поликлиник, проваливающиеся кровати, сломанное оборудование, мизерные зарплаты?

А МЕЖДУ ТЕМ информация территориальных фондов медицинского страхования бьёт наповал. Например, кредиторская задолженность лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) Прикамья достигает 434 млн рублей, в Алтайском крае — 860 млн. В долгах как в шелках больницы Северной Осетии, Еврейской автономной области и других регионов. Главные статьи задолженности: коммуналка, продукты питания, реактивы, медикаменты.

К чему это приводит, можно видеть хотя бы на примере Алейской ЦРБ (Алтайский край), которая, по информации краевой прокуратуры, в 2016—2017 годах заключила контракты о поставке лекарственных средств и медикаментов с шестью бизнесменами на сумму более 11 млн рублей. Предприниматели свои обязательства исполнили в срок и в полном объёме, но денег не получили. Барнаульский роддом №2 задолжал 56 предпринимателям — поставщикам медикаментов 4,4 млн рублей. То же самое происходит практически везде. Пока что разруливается ситуация в ручном режиме: обычно после прокурорского предписания лечебные учреждения каким-то образом по сусекам наскребают деньги для выплаты долгов.

Где же они их берут? Даже не сомневайтесь: два главных источника, из которых могут черпать ЛПУ, — это пациенты и сами медработники. Собственно, выбор, на чём больница может сэкономить, небольшой: хоз- и канцтовары (но много ли наэкономишь на скрепках и швабрах?), оборудование, спецодежда (но медики уже давно сами покупают себе халаты и костюмы), оплата транспортных услуг, услуг связи, программного обеспечения, ЖКХ, наконец расходы на продукты питания (то есть больничная еда должна стать ещё хуже, хотя вроде и так хуже некуда), покупка медикаментов и перевязочных средств (придётся покупать самим пациентам), ну и, ясное дело, зарплата сотрудников.

Руководство местных департаментов здраво-охранения практически и не скрывает, что проблемы с «кредиторкой» решаются за счёт зарплаты медиков, благо ловко изобретённая форма «эффективных контрактов» легко позволяет лишать врачей стимулирующих выплат, оставляя их на голом окладе, который едва превышает прожиточный минимум. По данным Межрегионального профсоюза работников здраво-охранения «Действие», реальные зарплаты ряда категорий медработников упали в некоторых регионах на 30—40%.

Впрочем, надеяться, что ЛПУ таким нехитрым способом смогут избавиться от нависшей над ними горы задолженности по кредитам, не стоит. С учётом того, что в стране сейчас трудятся всего 543,6 тысячи врачей, нетрудно посчитать, что на каждого доктора приходится почти 1 миллион рублей задолженности. Так что если даже врачам совсем не платить, то наскрести 530 миллиардов просто невозможно.

Главной причиной, из-за которой растут долги медицинских учреждений, эксперты называют недостаточные тарифы обязательного медицинского страхования: они просто не в состоянии покрыть затраты медорганизаций. Исходя из этого, можно сделать вывод о недостаточном финансировании здравоохранения, и это во многом соответствует действительности, если бы не одно НО. То тут, то там всплывают факты, что при наличии кредиторской задолженности главврачи повышают себе и без того зачастую миллионные зарплаты, выписывают себе и своим замам огромные премии, делают в своих кабинетах роскошный ремонт, обставляют недешёвой мебелью, вкладывают деньги в показуху и самопиар — плазменные телевизоры, диваны, шлагбаумы…

Фонд ОМС также живёт на широкую ногу. Проверка Генпрокуратуры обнаружила, что чиновники ФОМС на фоне кризиса в здравоохранении ничуть не стесняются покупать себе квартиры за счёт бюджета: в прошлом году на эти цели было потрачено почти 45 млн рублей. Прокуратура также обнаружила много других интересных трат ФОМСа: контракты на услугу по ежедневному мониторингу СМИ за 9,6 млн рублей, оплата разработки «методологии мониторинга тарифов на оплату медицинской помощи в сфере ОМС» за 2,2 млн рублей, закупка 2,5 млн недействующих полисов на сумму свыше 542 млн рублей и т.д.

В то же время страховщики обдирают как липку те самые больнички, которые и лечат народ. Например, заместитель министра здравоохранения Пермского края Марина Наам в качестве примера привела Кудымкарскую ЦРБ, где задолженность составляла 24 млн рублей. Из них 4 млн — штрафы страховых компаний за неверное оформление документов, ещё 1,7 млн — потери от невыполнения плана по диспансеризации на 50%.

В это самое время врачам, переехавшим по программе «Сельский доктор», отказывают в выплатах, медиков сокращают, зарплаты режут, сложных пациентов в целях экономии не направляют лечиться в специализированные центры, чтобы денежки не утекли вслед за ними, а сердобольный народ собирает по рублю на лечение детям.

Очевидно, что ни сами медучреждения, ни регионы не способны справиться со всё возрастающей задолженностью. Привести это может только к одному результату — банкротству и массовому закрытию бюджетных лечебных учреждений.

Может, как всегда, не там ищут?

Когда в один и тот же день читаешь о том, что все медицинские учреждения Алтайского края в прошлом году получили на амбулаторную медпомощь 8 млрд, на оплату стационарной медпомощи — 11 млрд, на высокотехнологичную медпомощь в рамках ОМС — 1 млрд, а на строительство парка «Зарядье» в Москве ушло 14 млрд; что кредиторская задолженность Смоленского областного онкологического диспансера за медикаменты и изделия медицинского назначения из средств ОМС превысила 104 млн рублей, а на высадку тюльпанов этой осенью в столице потратят 159 млн рублей, — не знаю, как вам, а мне становится не по себе. К чему мы идём?

На днях глава министерства экономического развития Максим Орешкин предрёк, что страна будет терять ежегодно примерно 800 тыс. населения в трудоспособном возрасте. Похоже, политика нынешнего правительства направлена на то, чтобы никак не мешать этому «естественному» процессу.

«ПРАВДА» №109 (30606) 3-4 октября 2017 года

 

You may also like...

Добавить комментарий